ННД/ Нахичеванские вести/ Исторический экскурс/ Лица Нахичевани/ Разговорник/ Юмор / Магазин
Ростов-ДаТиНг

Краткая История Донских Армян

Уже более двух столетий проживают на Дону армяне. Когда впервые они здесь появились? В 1779 г. был основал город Нор-Нахичеван по указу императрицы Екатерины II армянами-переселенцами из Крыма. А как армяне появи­лись в Крыму? Мы же знаем, что историческая родина армян — это армянское нагорье, территория, занимаемая ныне ча­стично Арменией, но большей частью принадлежащая Турции, так как армяне, проживающие на территории западной Армении были подвергнуты жестокому геноциду в 1915 г., организованному турецким правительством. Так вот, наши донские армяне имеют очень славную, драматическую и интересную историю, как, впрочем, и вся история армянского народа, богатая бурными, потрясающими событиями, приво­дившими периодически народ на грань полного исчезновения.

Донские армяне в основной своей массе являются потомками жителей города Ани. Этот город являлся столицей средневековой Армении. Ани была процветающей и богатой столицей царства Багратидов (с 961 г.) со 100-тысячным населением. Для тех времен город очень большой и крупный. В нем-то и в окрестных селах и жили далекие предки донских армян. Армения на протяжении всей своей истории постоянно подвергалась варварским захватническим нападе­ниям. Практически все завоеватели прошли по армянской земле: киммерийцы, мидийцы, персы, Александр Великий, селеквиды, римляне, византийцы, арабы, турки, и этот скорбный список можно было бы, к сожалению, продолжать.

Армения — очень древняя страна. Она существовала и тогда, когда Рим только зарождался 2,5 тысячи лет назад. Она продолжала существовать и тогда, когда 1,5 тысячи лет назад он перестал существовать. Армяне живут и сегодня. В том числе и донские армяне. В далеком XI веке предки донских армян подверглись разрушительному нападению ви­зантийцев, а в 1065 году Армению наводнили турки-сельд­жуки, нанесшие окончательный удар окровавленной стране. Богатая и цветущая столица средневековой Армении — Ани была разорена. Население этой части Армении и, в частности, жители города Ани в XII и XIII столетиях стали поки­дать свою родину и искать приют на чужбине. Пошли кара­ваны беженцев, которые дошли до Грузии, Закавказья, Юга России, Галиции, Польши, Киликии и других стран.

Особый взор анийские армяне обратили в сторону Юж­ного Поволжья. Эта территория славилась своими торговы­ми путями и привлекала внимание армян еще задолго до их массового переселения. Они вели интенсивную торговлю с татарами, проживающими в этих местах. Ввиду этого часть переселенцев продвинулась на север, к берегам Волги, в места, занятые татарами. И в середине XIII века обосновались в татарском городе Аксарай (севернее г. Астрахани).

Армяне-переселенцы сосредоточили почти всю торговлю края в своих руках, завязав торговые отношения с Персией, Крымом и т. д. Несмотря на всю свою предприимчивость и материальное благополучие, армяне тяготились своим бес­правным положением. Огромные налоги, преследование хри­стианской религии, частые набеги ногайцев — все это склонило армян к решению покинуть Аксарай. Они уже знали, куда им податься. Ведя торговлю с генуэзцами, владевши­ми приморскими городами Крьгма, армяне были хорошо зна­комы с его природными богатствами и благодатным клима­том. Они вели тайные переговоры с генуэзцами и получили согласие кафского консула на переселение в Крым. Аксарайские татары прекрасно понимали, что потеря трудолюбивых пришельцев нанесет им большой материальный ущерб. И, узнав о желании армян переселиться в Крым, стали чинить им всяческие препятствия. Несмотря на угрозы и запугива­ния татар, аксарайские армяне в начале XIV века с оружием в руках проложили себе дорогу в Крым. Куда они и прибыли в 1330 году после долгих и мучительных скитаний по диким, безлюдным и необжитым степям.

Спустя еще полвека, другая большая группа беженцев из Анн, которая жила до этого в Киликии, переселилась в Крым. Киликия — это древнее армянское государство на берегу Средиземного моря, которое было основано армяна­ми к концу XI века и просуществовало около 300 лет (1080 - 1375 гг.). В 1375 году египетский султан Мелик-эль-Ашреф-Шабан прекратил существование этого христианского госу­дарства. Впервые генуэзцы появились в Крыму в 1281 году при крымском хане Оран-Тимуре. На купленной у хана тер­ритории они устроили торговую факторию, осваивали при­брежные районы Крыма. Крымские татары располагались в основном в степной части полуострова. Благодаря большому притоку итальянцев из Генуэзской республики, эта факто­рия быстро разрослась и в XIII—XIV веках стала крупным торговым центром под именем Кафа (нынешняя Феодосия). Кафа была хорошо укреплена, защищена широким рвом и обнесена валом. Город и все поселения генуэзцов управлялись своим консулом, который находился под властью Генуи. Генуэзцы были фактическими хозяевами всей 'примор­ской части полуострова с городами: Кафа, Солдая (Су­дак), Гезлов (Евпатория), Сурхат и другими, платя хану лишь пошлину с привозимых и вывозимых товаров.

Армяне были радушно приняты генуэзцами, они поль­зовались всеми правами, которые были у тех, и даже име­ли особые привилегии. Армяне и генуэзцы жили довольно дружно и при необходимости рука об руку защищались от внешних врагов. По инициативе и на средства армян строи­лись оборонительные сооружения, покупалось оружие. Та­кая в общем-то безмятежная жизнь у армян продолжалась до 1475 года, когда турецкий султан Магамет II снарядил флот и повелел дотла разорить и уничтожить Кафу. Нача­лась осада города. Генуэзцы и армяне стойко и мужествен­но защищались, но турецкая артиллерия разбила толстые стены крепости. Часть жителей была уничтожена, другая часть бежала в горы, многие нашли спасение в татарских аулах. Большинство генуэзцев спаслось бегством и поки­нуло Крым. Имущая часть армян и других христиан также покинула полуостров. Они нашли себе убежище в Польше, Молдавии, Валахии и других странах. Крым стал подвластной территорией оттоманской империи. Управлялся ханом, который назначался турецким султаном. Те из армян кто смог уцелеть, в скорое времени смогли восстановить свое экономическое влияние на полуострове. Они составля­ли вместе с греками к тому времени значительную часть го­родского населения в Крыму. Греки также были одним из аборигенных народов Крыма.

Уже в VI веке до Рождества Христова берега Азовского и Черного морей были усеяны греческими колониями, из которых особенно были замечательны Пантикапея, столица Босфора Киммерийского, нынешняя Керчь, на берегу Керченского пролива, и Танаис, основанный милетскими греками в устьях реки Дон. Еще со школьной скамьи мы помним слова Петра Великого о том, что российскому фло­ту быть. Петр I постоянно думал о расширенна границ Рос­сии на юг, о выходе к морю. В 1637 году казаки взяли Азов, но в 1643 г. по требованию российского правительства го­род-крепость был возвращен туркаем. В 1696 г. Петр I ов­ладел Азовом, а в 1698 г. начал строить город Таганрог.

В 1711 году Россия была вынуждена отказаться от сво­их завоеваний в Приазовье и возвратить туркам Азов вме­сте с Таганрогом. Но в 1739 г. утраченные земли были вновь возвращены России. По условиям Белградского мирного до­говора, заключенного с Турцией в 1739 году, Россия не могла иметь в Азове и Таганроге укреплений. Поэтому русское правительство, чтобы надежнее защитить свою южную границу, добилось права на постройку новой крепости в ни­зовьях Дона, между Черкасском и Азовом. Как мы видим, Россия с большим трудом и ценой невероятных усилий про­бивала выход к Черному морю.

В 1774 году в результате войны с Турцией русским правительством был заключен Кучук-Кайнарджийский мир, по которому татарское ханство в Крыму признано было независимым от Турции. Россия усиливает свое влияние в Крыму и серьезно начинает претендовать на то, чтобы стать могучей морской державой. В частности, контролировать Черное море. Для того, чтобы упрочить свое влияние в Крыму, русское правительство возвело на ханский престол своего ставленника Шагин-Гирея, человека для того време­ни образованного и эрудированного. Чтобы поставить ха­на, его чиновников и мурз в еще более зависимое положение от России, правительство Екатерины II задумало эко­номически ослабить ханство, выселив из Крыма греков и армян, так как уплачиваемые ими подати составляли глав­ную статью доходов хана, они держали в своих руках поч­ти всю торговлю, земледелие и ремесленное дело полуострова. Другой немаловажной причиной, побудившей российское правительство организовать переселение армяни греков, было стремление поскорее положить начало колонизации тогда еще безлюдного Новороссийского края. Агенты царского правительства начали вести тайные переговоры с армянским и греческим духовенством, а также с авторитетными представителями этих народов. Многие армянские купцы по своим торговым делам имели деловую связь с населенными пунктами Южной России и, конечно, не прочь были переехать в новые края и здесь широко раз­вернуть свою коммерческую деятельность, тем более в хри­стианском окружении. Ведь армяне страшно боялись, что турецкий султан вытеснит русских из Крыма. Слухи о пе­реселении христианского населения Крыма дошли до хана и его мурз. Хан был в бешенстве. Он требовал разъяснений от российского правительства, лично от А. В. Суво­рова. Официальные ответы гласили о том, что эта акция проводится по просьбе христианского населения Крыма, по человеколюбию и долгу, и, конечно, Россия готова принять своих единоверцев. Татары были очень взволнованы. По их признанию они теряли христиан «как душу из тела».

Отношение к христианам настолько ухудшилось, что греческий митрополит выехал из Бахчисарая в русский ла­герь, а армянский архимандрит счел за благо скрыться в Кафе у своей паствы. Но щедрые подарки и заманчивые обещания русского правительства подействовали на хана и его мурз. Они пошли на уступки. Дело принимало боль­шой размах и сдвинулось с мертвой точки. Командующего русскими войсками в Крыму князя Прозоровского, не согласного с политикой переселения, как и фельфмаршал Ру­мянцев, сменяет в апреле 1778 года решительный и энер­гичный генерал А. В. Суворов. Екатериной II Суворову приказано дело ускорить. Суворов организовывает и коман­дует переселением христианского населения Крыма.

Переселение армян осуществлялось в несколько партий. Первая партия переселенцев, под командованием донских казаков, пустилась в путь 18 августа 1778 года, вторая — 22 августа, третья — 18 сентября. В Крыму христианского заселения, преимущественно состоящего из армян и гре­ков, не осталось. Достоверно не зная о месте своего посе­ления, о привилегиях, обещанных царским правительством от имени Екатерины II, армяне столкнулись с большими трудностями, к которым они не были готовы. Суровая при­рода, холодная зима, необжитые, безжизненные степи, хо­лодные пронизывающие ветры и долгая дорога, а также крайний недостаток в топливе, продовольствии, лекарствах. Можно представить себе страдания и лишения, кото­рые пришлось пережить и преодолеть несчастным пересе­ленцам. Голод, холод, различные заболевания унесли мно­гие жизни армян, в основном стариков и детей. Умер так­же и предводитель крымских армян архимандрит Петрос Маркосян.

Но нельзя сказать, что организаторы переселения были вообще глухи к страданиям людей. Трогательную заботу о крымских армянах проявлял лично генерал А. В. Суворов. Он неоднократно обращался к Потемкину по поводу бед­ственного положения переселенцев. Им оказывалась по­мощь: выдавались продукты, одежда, выделялся транспорт, деньги. Хотя, к сожалению, этого было недостаточно. К кон­цу 1779 года переселенцы дошли до низовий Дона. К тому времени подоспела и грамота (Указ) императрицы Екате­рины II от 14/25 ноября 1779 года. По этому указу армя­нам отводилось 86 тыс. десятин земли рядом с крепостью Святого Дмитрия Ростовского, разрешалось основать один город (Нахнчеван) и пять селений (Чалтырь, Крым, Боль­шие Салы, Малые Салы, Несвитай). Так завершилось это драматическое переселение. Из Крыма выехало 31 386 чело­век. Из них греков — 18407, армян — 12598, грузин—219, валахов — 162. Греки большей частью селились между реками Бердой и Калмиусом, где были основаны города Мариу­поль и Мелитополь. С Крыма выехало 12598 армян, 1/3 из которых не дошла до места.

Вышеупомянутый указ Екатерины II был зачитан на центральной площади будущего города (ныне пл. Карла Маркса). Царская грамота ныне хранится в Историческом музее Армении. Она состоит из пяти пунктов, написана на русском и армянском языках. Согласно этому документу, переселенцам предоставлялись определенные льготы-приви­легии. В числе привилегий надо отметить освобождение ар­мян от государственных податей и служб на десять лет, от воинской повинности на сто лет, разрешалось строительст­во церквей с проведением в них обрядов по своим законам и обычаям, разрешалась свободная торговля внутри и вне государства, а также армяне получили право строить своими силами фабрики, заводы, купеческие мореходные суда. Генерал А. В. Суворов еще долгое время проявлял за­боту об армянах-переселенцах. В крепости Св. Дмитрия Ро­стовского Суворов прожил вместе со своей семьейзиму 1783—1784 гг. Здесь же он получил извещение о том, что Турция официальным актом 1784 г. признала Крым и Кубанский край входящими в 'состав Российской империи.

Трагически сложилась и судьба крымского хана Шагнн-Гирея. Он был вынужден отречься от престола в пользу им­ператрицы Екатерины II. Бывший хап попытался организо­вать мятеж, но он был быстро подавлен. После чего быв­шего властителя Крыма простили и отправили в почетную ссылку в Воронеж. Тоскуя в плену, он попросил позволения поехать в Константинополь. Его отпустили, но вскоре он был там умерщвлен турками.

Надо немного сказать и об истории тех мест, куда армя­не прибыли. Ведь эти степи имели тоже свою историю и ис­торию также увлекательную и интересную. Ведь еще древние греки знали о существовании реки Дон. А было это до Рождества Христова. В Донских степях жили полудикие люди — скифы, сарматы. О скифах и стране Скифии мож­но прочитать у Геродота. Он лично посетил эту таинствен­ную страну, там же он пишет и о дельте реки Тинаиса (древнее название Дона). О других народах, живших здесь отчасти одновременно со скифами, отчасти позже, упоми­наний не так много. Но известно, что здесь также прожи­вали сарматы, роксолане, россы, герулы, готы, гунны я другие. После хазар в XI веке господствующее положение занимают половцы. Древние славяне в IX веке впервые появляются в донских степях и достигают Азовского моря. На восточном берегу Азовского моря сложилось Тмутораканское, княжество. В XIII веке в южнорусские земли втор­гаются монголо-татарские завоеватели и надолго опустошают Подонье. В XIV веке пизанцы основали на берегу Азовского моря городок Порто-Пизано, а венецианские купцы еще ранее основали колонию Тану, утвердившуюся на месте нынешнего Азова. С течением времени господство над венецианской Таной переходит к генуэзцам, постоян­ным соперникам веницианцев по торговле.

Тана становится воротами торговых отношений Европы и Азии. В 1395 г. ее разрушил грозный Тамерлан. С тече­нием времени Тана возрождается. Но в XV веке Приазовье захватывают турки и Тана попадает под их власть. Турки-то и переименовывают Тану в Азов. 5 декабря 1749 г. импе­ратрица Елизата Петровна издала указ о постройке пограничной таможни для взимания пошлины с товаров, привезенных из Турции или выводимых за границу. В 1761 году началась постройка крепости Святого Дмитрия Ростовско­го. Строил крепость видный военный инженер, генерал рус­ской армии Александр Иванович Рнгельман. В войне с Тур­цией 1768 года крепость сыграла важную роль как опорный пункт и база. Так что армяне-переселенцы пришли на Дон, который уже к тому 'времени имел довольно интерес­ную историю. Но и армяне, оказывается, и до переселения время от времени обживали Дон. Армянские купцы обосно­вались одно время в Золотоордынском Азате (Азове)в XIV—XV вв. Еще раньше армянские фактории существова­ли в рамках Хазарского Коганата IX—Х вв. Но массовое переселение армян на Дон осуществилось только в XVIII веке. После полутора лет переселения, связанного с боль­шими трудностями, армяне получили право на постоянное жительство. В устье Дона, на имперской территории, а не на казачьей, с востока крепости Дмитрия Ростовского, где располагался его форштадт Полуденка, был основан армянский город Нахичеван со своими селениями, названный по аналогии с Нахичеванью в Закавказье и существовавшим некогда одноименным армянским городом в Крыму. Назва­ние Нахнчеван следует понимать не как первый привал (что получается при дословном переводе), а как первенст­вующий (главенствующий) среди окружающих его насе­ленных пунктов. Оно отвечало функциональной роли горо­да как населенного пункта армянской колонии на Дону, включавшей также пять селений, расположенных под за­щитой русских крепостей и оборонительных сооружений.

Надо отметить, что в XVIII веке существовало три го­рода одного и того же названия Нахичеван (в том числе два — на новоприобретенных территориях), армянские по­селенцы стали называть свой город Новый Нахичеван (по-армянски Нор-Нахичевая). Со временем в связи с тем, что к России присоединился Нахичеван-на-Араксе, Нор-Нахичеван стал именоваться Нахичеван-на-Дону. Выехавшие из шести городов Крыма армяне поселилась в Нахичеване (это города Бахчисарай, Кафа, Карасубазара, Солхата, Гезлева — ныне Евпатория, Ак-Мечети — ныне Симферополь), а крестьяне из сел Топлу, Мелик, Камышли, Сала (ныне с. Грушевка), Чурук-Су, Султан-Сала, Орталанк (ныне с. Земляничное), Сарыбуз, Солдая (ныне Судак), Алушта, Алупка, Бурундур-Отар, Тапчак и др. Как мы видим, армяне оставили значительный след в истории Кры­ма. Когда армяне собирались переселяться на Дон, они со­брались все возле русской крепости в Перекопе. Это как раз там, где сейчас в Крыму находится Армянск. Так что можно сказать, что память об армянах в Крыму находится повсюду. Как уже было сказано выше, армянское город­ское население Крыма поселилось в Нахичеване, а пересе­ленцы из крымских селений — на расположенной к северо-западу от крепости Дмитрия Ростовского территории, где основали пять армянских поселений. Ближайшим к Нахичевану стало названное по наименованию речки с. Чалтырь, в котором обосновались жители крымского села Орталанк. Севернее него появилось село Крым, или Топты. построен­ное переселенцами из г. Солхата и с. Топлу, в связи с чем в нем образовалось сразу два прихода со своими церква­ми, а северо-восточнее села Султан Сала, или Малые Салы (Покр Сала) и в верховьях речки Темерник Большие Са­лы (Мец Сала).

Самым северным оказалось село Несвитай около речки Тузлов. Эти села входят теперь в состав Мясниковского района Ростовской области с районным центром в селе Чал­тырь. Несколько позднее часть жителей Нахичевана, име­новавшихся сабанчи, основала на реке Самбек шестое ар­мянское село под названием Катеринаван (Екатериновка), ныне именуемое Самбек.

Выбор места для Нахичевана определялся рядом усло­вий. Отведенная территория ограничивалась с востока балкой Кизитеринкой, с юга — рекой Доном, а с запада — границей крепости Дмитрия Ростовского. Археологически­ми исследованиями установлено, что благодаря выгодному для обороны рельефу местности, плодородию края и нали­чию источников с хорошей ключевой водой здесь, начиная с бронзового века, продолжительное время существовали различные поселения. На высоком откосе балки Кизитеринки, в месте ее выхода к Дону, обнаружены следы древнего Кизитеринского городища с крепостными стенами и рвом. Здесь найдены различные изделия местного и греческого производства, боспорские и римские золотые, серебряные и медные монеты, датируемые от 71 до 341 гг. Прерванная гуннами в IV веке жизнь на городище возобновилась вновь во времена половцев. Во времена монголо-татарских наше­ствий городище было покинуто. В XV веке территория Приазовья попала под власть крымского ханства, от которого отошла к России временно в 1698—1711 гг. и окончатель­но после войны 1735—1739 гг. В состав города Нахичевани вошел и Полуденский форштадт. Он был расположен к во­стоку от крепости Дмитрия Ростовского. Обитатели Полуденского форштадта частью удалились в крепость Святого Дмитрия и увеличили тем самым ее население, а частью же переселились за реку Дон и основали селение Койсуг на речке того же имени. Полуденка органически слилась с городом Нахичеваном, в котором она составляла его юго-западную часть. Улицы Полуденки образовалилинии, позднее названные: Нижняя нольная, 1-я, 3-я, 5-я, 7-я, 9-я, 11-я, 13-я, идущие от берегового обрыва местами до улиц Листопадова, Пролетарской, Мясникова. Нахичеван со дня своего основания получил четко выраженную планировку в виде сетки из пересекающихся под прямым углом улиц, полностью сохранившуюся до наших дней. Такая планиров­ка характерна для русской градостроительнойпрактики XVIII века. Для примера можно взять Василеостровский район Санкт-Петербурга. Хотя существующая застройка проспектов и линий Васильевского острова Петербурга в ос­новных чертах сформировалась в конце XIX—начале XX вв. Надо отметить, что такая планировка городов характерна и для древнейших государств Востока, в частности, и для Армении.

К сожалению, документально точно не установлено, кто является автором генерального плана города. Можно пред­полагать, что им был исполнитель задания Екатерины II и Г. А. Потемкина, известный русский зодчий И. Е. Старое, по проектам которого на Юге России были распланиро­ваны Николаев и Екатеринослав (Днепропетровск), в одно­именную губернию 'которого входил в то время и Нахичеван. Однако некоторые краеведы, в частности, известный ростовский краевед И. С. Чардаров, предполагали уча­стие в планировке города А. И. Ригельмана, коменданта и строителя крепости Дмитрия Ростовского, уделявшего мно­го внимания благоустройству округа, в котором располага­лась эта крепость.

Надо сказать, что особую роль в жизни армянской ко­лонии на Дону сыграл Иван Лазаревич Лазарев (Ованес Лазарян) — крупный российский государственный деятель (1735—1801 гг.), который приложил немало усилийдля развития и укрепления дружественных отношений между армянским и русским народами. Он был один из семи круп­ных предпринимателе» и миллионеров России, приложил немало усилий для создания института -восточных языков (Лазаревского института).

В ноябре 1780 года к переселенцам приехал из Петербурга их новый духовный глава — архиепископ князь Ио­сиф Аргутинский, официальный преемникархимандрита крымских армян Петроса Маркосяна, умершего во время переселения. У донских армян появился свой новый духов­ный глава. 'Вслед за основанием города и окружающих сел в Нахичеване был учрежден армянский магистрат, то есть судебно-административное учреждение, в котором было со­средоточено внутреннее управление городом и селениями;

Магистрат управлял всеми делами в колонии. В магистра­те была должность городского головы. Нахичеванский ма­гистрат распадался на два отдела — армянский и общий. Армянский отдел заведовал всеми делами, за исключением дел уголовных, которые передавались в общий отдел и рассматривались в соответствии с действовавшими тогда об­щегосударственными законами. Интересно, что судебные дела разбирались и рассматривались на основании обыч­ного права, с одной стороны, а с другой — на основании сборника писаных законов Мхитара Гоша, ученого монаха, умершего в 1213 году. Этот армянский судебник был при­способлен к законам императора Юстиниана.

В селах власть принадлежала духовенству и выборным старостам, которые подчинялись магистрату. Колония име­ла свой герб, утвержденный в 1811 году, печать. Герб изображал щит, разделенный на две половины наискось. В верх­ней половине, в серебряном поле, изображены; золотые пчелы, а в нижней половине, в зеленом поле, — золотой улей. Основание Нахичевана как первого торгового и ремеслен­ного города Российской империи конца XVIII века на юге страны продиктовало характер главных занятий его жителей. По-видимому, по своему режиму город был приписан к крепостям и форштадтам, населению которых в соответствии со специальным сенатским указом конца XVIII—начала XIX в. заниматься сельским хозяйством не только не рекомендовалось, но даже запрещалось. Вот поэтому это входило в обязанность армянских крестьян окрестных се­лений, в чем они значительно преуспевали. Выращиваемое ими зерно вывозилось как на внутренний рынок, так и в зарубежные страны, в частности, парижский хлеб выпекал­ся уже не из крымской, а из нахичеванской муки. Уже позднее, в середине XIX века, в связи с переездом в Нахичеван жителей армянских сел изменился состав городского населения. Многие из горожан стали содержать домашний скот и птицу, а зажиточные — лошадей для личных экипажей, что повлияло на состав строений и планировку городских усадеб.

Коренные горожане — интеллигенция, торговцы и ремесленники скот не держали. Обязательным занятием горожан была торговля и различные ремесла. Выгодно используя предоставленные Екатериной II льготы и местные условия, купцы Нахичевана организовывали торговлю не только в своем городе, но и в Ростове-на-Дону, в Центральной Рос­сии, на Кубани и Тереке, в Екатеринодаре (ныне Красно­дар), Ставрополе, Таганроге и Азове, Ейске и других ме­стах, где были построены здания торговых пунктов по закупке местных товаров и продаже зерна, шелка, шерсти, кожи, сала и иных продуктов. Городские ремесленники за­нимались производством шелковых, шерстяных, кожевенных и прочих товаров. В 1825 г. по «Статистическому описанию городов и посадов Российской империи» в Нахичеване чис­ло фабрик — водочных, рыбных, салотопенных, кожевенных, хлопчатобумажных и других достигало 33. В Таганроге же их было 26, а в Ростове-на-Дону только 12. С 1860-х годов пошел рост ремесленных предприятий. Особенно предприя­тий, связанных со строительством — кирпичных, черепичных, известковых, кафельных и других. Благодаря развитию торговли и ремесел, а также городского благоустройства Нахичеван вскоре после своего основания стал привлекать внимание видных русских и европейских путешественников и ученых XVIII и XIX веков. Таких, как К. де Барта, С. Палласа, Н. Раевского, И. Безбородко, М. Бжишкяна, А. Демидова,. Гомера де Гелля и других. Они отмечали не только многолюдность, оригинальность образа жизни и быта населения, его большую, чем у жителей южнорусских городов способность к торговой деятельности, хорошую пла­нировку города и армянских селений, но и высокий худо­жественный уровень их сооружений.

Выдающиеся российские архитекторы проектировали и строили в Нахичеване общественные здания, дома, церкви. И Нахичеван представал перед путешественниками как го­род очень необычный, с непередаваемым колоритом. Город, в котором сошлись Европа и Азия, древняя история и новая творческая мысль. Таким он и предстал перед А. С. Пуш­киным, когда он вместе с генералом П. Н. Раевским в 1820 году был проездом на Кавказ. Об этом путешествии гене­рал. Раевский оставил свои воспоминания: «На другой сто­роне крепости (св. Дмитрия) есть другой форштадт, или го­род по имени Нахичеван, населенный армянами. Город этот многолюдный и в торговом отношении очень богатый. Здесь и жизнь, и строения, черты лица и одеяние населения — все своеобразно».

А вот как писал о Нахичеване Анатолий Демидов в сво­ей книге «Путешествие в Южную Россию и Крым через Венгрию, Валахию и Молдавию: «...город замечательный по своей странной наружности, свидетельствующий, впро­чем, о господствующей здесь торговой деятельности... Хотя Нахичеван находится 'не в таком счастливом географиче­ском положении, как Ростов, зато жители его несравненно способнее к торговым делам, нежели ростовские. Из глуби­ны этой пустыни, почти никем не посещаемой, они содержат постоянные сношения со своими соотечественниками, живущими в Астрахани, Лейпциге, Малой Азии... Они овладели почти всею торговлею Донского бассейна. По причи­не своих многочисленных базаров Нахичеван обратился в богатое складочное место, способное 'наводнить товарами все окрестные ярмарки... Многочисленные магазины этого небольшого города наполненыпрекрасными шелковыми тканями и разными восточными, преимущественно персид­скими товарами. Здесь нам не понравилась только чрезвы­чайная дикость женщин, простирающаяся даже до того, что мы едва имели случай увидеть, и то вскользь, огромные косы здешних красавиц, расположенные на голове венцом, и их шелковые платья».

В первые годы основания Нахичевана и окрестных армянских сел магистрат очень зорко следил за нравствен­ностью населения и подвергал за прелюбодеяния тяжелым телесным наказаниям как мужчин, так и женщин. Эта по­зорная кара проводилась в исполнение либо перед зданием магистрата, либо на площади базара. Однако уже при­близительно с 1800 года подобные истязания в протоколах магистрата не упоминаются. Для «охраны порядка» имелся штат в 30 будочных Сторожей. Но преступность в Нахичеване в то время была редкостью. В статистическом от­чете, предоставленном таганрогскому градоначальнику от 23 июня 1823 г., можно прочитать: «В течение последних 10 лет в округе Нахичевана никем из жителей ни одного убийства не учинено».

Отцы города прекрасно понимали, что одними полицей­скими методами и мерами ничего не решить. И стали придавать большое значение образованию, культурно-просвети­тельной работе. И результаты не заставили себядолго ждать. Не прошло и ста лет с тех пор, как армяне посели­лись на Дону, как Нахичеван, состоящий изначальноиз неграмотного и малообразованного населения, превратился в город европейской культуры. Это без преувеличения. Армяне посылали своих детей учиться в Петербург, Москву, Париж, Лондон, Берлин. Они возвращались, принося с собой культуру и знания. О том, сколько видных деятелей культуры и науки мирового значения вышло из Нахичевана, будет сказано чуть далее особо.

А прежде хочется еще раз подчеркнуть, что не прошло и ста лет с момента переселения армян на Дон, как резко изменился культурный уровень населения. Нахнчеван из города, где люди ходили в восточных одеждах, превратил­ся в европейский город, в котором сохранился аромат Во­стока, национальная неповторимая самобытность. А свет­ские нахичеванские салоны ничем не отличались от таковых в Петербурге, Москве или Ростове-на-Дону. Уже ничем не отличались эти города друг от друга и в одежде людей, их населяющих, и в архитектуре. Переселение крымских ар­мян на территорию Российской империи отразилось на мно­гих сторонах их жизни. С первых же дней своего переезда они не только вынуждены были осваивать русский язык, вводить его в повседневный обиход, менять национальные привычки и обычаи, но и переделывать транскрипцию личных имен, фамилий и даже прозвищ на русское звучание. Окончание «ян» заменялось на «ов» и «ев». Берберяны становились Берберовыми, Костанаяны — Кастанаевыми, Алавердяны — Алавердовыми, Багдыкьянцы — Багдыковыми и т. д. Существуют многочисленные примеры перевода ар­мянских имен и названий на русские. Например, Ованеса на Ивана, Мкртыча на Никиту, Гукаса на Лукьяна. Появи­лись очень известные нахичеванские фамилии в русской транскрипции. Такие, как - Генч-Оглуевы, Шапошниковы, Черновы, Хаэизовы, Берберовы, Эзековы, Эскидаровы и т. д. Отсутствие подобных изменений в фамилиях затрудняло получение права на открытие торговых и промышленных, а также ремесленных заведений. В частности, отсутствие подобных изменений в фамилиях затрудняло поступление на государственную службу. Очень многое изменилось в жиз­ни армянской колонии на Дону за какие-то сто лет (с кон­ца XVIII до конца XIX веков).

Можно посмотреть на то, как изменились свадьбы донских армян. Раньше выбор невесты проводился родственниками парня или специальными посредниками. В этом деле большую роль играли деньги, ее приданое. В большинстве случаев браки, заключенные в Нахичеване, — результат расчетов и практических соображений. Выгодной женить­бой бедные интеллигентные люди создавали себе обеспе­ченную жизнь, купцы же выгодной женитьбой увеличивали свой оборотный капитал, расширяли свои торговые дела, приказчики выходили из-под опеки своих хозяев и начина­ли свое собственное дело. Браки по расчету заключались довольно часто. От традиционных свадеб к началу двадца­того века сохранились только элементы. Так, уже выбор не­весты проходил двояко. Первый вариант — традиционный, когда родные или близкие родственники выбирают невесту для юноши. А вот второй вариант получил распространение в первой половине двадцатого века. Он характеризуется тем, что молодые люди сами знакомятся и принимают ре­шение о вступлении в брак. В наши дни, к счастью, чаще встречается второй вариант. Хотя и в этом случае молодые люди ставят в известность своих родителей, мнение которых и здесь играет важную роль. Так что, как мы видим, обычаи, нравы, традиции донских армян претерпели за бо­лее чем двести лет определенные изменения.

С момента своего основания город Нахичеван непрерывно рос и развивался. Росла и численность города. Так, на­селение Нахичевана в 1811 году составляло 4 тысячи человек, а в 1914 г. уже 49523 человека. Улучшалось и благо­устройства города. Улицы до 1850 г. имели древесное и кирпичное покрытие. Кстати, из-за того, что в Нахичеване в то время многие дома и постройки были деревянные, довольно часто случались пожары. После 1850 г. появляются улицы, мощенные камнем, в 1887 году прокладывают рельсовые пути в городе, по которым ходят запряженные ло­шадьми конки-вагонки. Улучшается освещение улиц. Если в середине XIX в. улицы освещались спиртовыми и кероси­новыми лампами, то к концу XIX века в городе появилось электрическое освещение, а также очень хороший .водопро­вод. В Нахнчеване самыми лучшими архитекторами Рос­сии строились церкви: кафедральный собор им. Григория-Просветителя, св. Никогоса, св. Успения, св. Георгия, св. Теодороса, св. Вознесения, св. Ионна Предтечи. Эти все церкви были уничтожены за годы советской власти. Это были хра­мы, неповторимые по своей красоте, в которых хранились уникальные книги, утварь, иконы, «Хачкары», (армянские камни-кресты), привезенные из Ани (Армения) и Крыма. Эти камни-кресты люди несли на себе, спасаясь от варва­ров и завоевателей. Лишь чудом сохранилась армянская кладбищенская церковь св. Карапета. Ценой огромных уси­лий была восстановлена часть церкви-монастыря «Сурб-Хач» без колокольни, как музей. Сейчас периодически про­ходят службы в этом уникальном музее-монастыре. В Нахичеване существовала прекрасная русская православная Александро-Невокая церковь, которая также была варвар­ски уничтожена большевиками.

Вообще можно сказать, что Нахичеван был городом интернациональным, в котором совершенно спокойно ужи­вались люди различных национальностей: армяне, русские, украинцы, евреи, татары, осетины, грузины и немцы. Если в 1897 году в Нахичевани армянское население составляло 72%, то в 1914 уже 40%. Нахнчеван рос и развивался, все больше появлялось смешанных браков, все больше армяне роднились с Россией. Донские армяне жили всегда жизнью государства Российского, всегда занимали активную жизненную позицию. Так, в Нахичеване были созда­ны: церковное попечительство о бедных армянах Нахичевана, Союз армянских учителей, Нахичевано-Ростовский н/Д Армянский комитет, Армянское благотворительное общество, Общество попечения, о детях-армянах в Нахичеване, Ар­мянское женское благотворительное общество, Общество содействия воспитанию детей дошкольного возраста, Армян­ское общество любителей драматического искусства. После Октябрьской революции 1917 года все эти общественные организадии были закрыты. В Нахичеване до революции был духовный семинарий, который готовил священников и учителей для армянских церковно-приходских школ. Существова­ли свои школы, гимназии и училища: армянская женская гимназия (7 «л.) им. Гогояна, школа Сармакешевой, школа Чубарова, женское училище Сандухтян, женское учи­лище Рипсимяна, мужское училище Амбарцума,мужское училище Торосян, ремесленное училище при церкви св. Ус­пения, армянский педагогический техникум для подготовки учителей в армянских школах. Так что, как мы видим, к началу двадцатого века нахичеванские армяне были не­плохо образованны. Для небольшого города такое количе­ство учебных заведений говорит само за себя. Но под различными предлогами все армянские школы к 1940 году бы­ли закрыты.

В Нахичеване издавалось множество газет и журналов, в том числе и на армянском языке, которые впоследствии после 1917 года были также все закрыты. В Нахичеване, в Сурб-Хаче была создана первая типография на Юге Рос­сии. Много доброго и светлого оставили после себя предки донских армян. Армяне всегда помнили то добро, которое они видели от русских, казаков. И 18 сентября 1894 года в знак глубокой благодарности армянским населением сов­местно с казачеством был установлен памятник императрице Екатерине II. Этот памятник был символом единения всех народов, проживающих на Дону. Но, к несчастью, это великолепное произведение искусства, изготовленное гени­альными русскими скульпторами А. М. и М. М. Чижовыми, было снесено большевиками. И на месте, где стояла Екатерина II, был установлен памятник Карлу Марксу. И главная площадь Нахичевана стала называться площадью Карла Маркса. При всем уважении к таланту этого немецкого ученого остается непонятным, какое отношение он имеет к Нахичевану. В отличие от Екатерины II у истоков города не стоял, да, думается, что, живя на этом свете, он даже и не подозревал о существовании такового.

Ученые-историки выделяют два периода в развитии Нахичевана, имевший каждый свой облик. Первый период — со дня основания этого города и до 1860 года, когда он, заселенный преимущественно армянами, пользовался особы­ми правами, льготами и играл немаловажную роль в эко­номическом развитии Дона и всего Юга России, и второй период — примерно с 1860 года, когда начался очень бы­стрый экономический рост соседнего города — Ростова. В этот период хозяйственное значение Нахичевана падает, а Ростова возрастает. Во многом это связывают со строи­тельством в Ростове железнодорожного вокзала. Ростов становится важным торговым городом, «портом пяти мо­рей», через который проходят все основные торговые пути Юга России. Приблизительно в это же время, в 60-х годах XIX столетия, полицейская власть отошла от армянского магистрата. Было введено хозяйственное управление города Нахичевана, вследствие чего и эта функция отошла от ар­мянского магистрата. А с введением судебных уставов ма­гистрат был лишен и этих судебных функций. Сохранился интересный исторический документ, так называемое секрет­ное донесение шефу жандармов от некоего подполковника Якова. В нем он раздраженно пишет: «Город Нахичеван управляется армянским магистратом, руководствующимся древним римским судебником, и, не имея русской полиции, составляет как бы особое государство... Ссылаясь на высочайшее дарование грамоты и превратно толкуя изло­женные в оных привелегии, нахичеванское общество упорно сопротивляется введению общественного управления и рус­ской полиции...». Городовое положение 1870 г., введенное в Нахичеване в 1871 г., придало городу общий муниципаль­ный тип российских городов, и армянский магистрат пре­кратил свое существование. Армянское население города и селений в 1874 году на общем основании было призвано к отбыванию воинской повинности. Таким образом, все предоставленные когда-то армянам — выходцам изКрыма привилегии Екатериной II отошли в область истории. Но Нахичеван продолжал оставаться Нахичеваном, российским городом с присущим только ему национальным армянским колоритом. Никто не лез в дела армянской культуры, в тра­диции, в образ жизни. Оставалась неповторимая культур­ная самобытность донских армян. Город Нахичеван слился с соседним городом Ростовом в 1929 году и стал называть­ся Пролетарским районом города Ростова-на-Дону.

Вот такая интересная историческая метаморфоза города: Нор-Нахичеван — Нахичеван-на-Дону — Пролетарский район г. Ростова-на-Дону. Нынешним потомкам древних анипских армян есть чем гордиться.

За более чем два столетия, что армяне находятся на Дону, сделано очень много. Донские армяне подарили миру гениального художника Мартироса Сарьяна, классика армянской литературы, поэта, прозаика Рафаэла Паткаияна, революционера-демократа, писателя, публициста, соратни­ка Герцена, Огарева, Чернышевского, Бакунина — Микаэяа Налбандяна, патриарха, католикоса всех армян Геворга VI Чорекчяна, заслуженного архитектора, лауреата Го­сударственной премии СССР Марка Григоряна, лауреата Государственной премии СССР, доктора архитектуры Оганеса Халпахчяна, писательницу Мариэтту Шагинян, заслуженного деятеля науки, профессора Амбарцума Кечека, за­служенного тренера СССР, заслуженного мастераспорта Арменака Ялтыряна, выдающегося педагога-просветителя, ученого, поэта, драматурга, врача, общественного деятеля Арутюна Аламдаряна, видных государственных деятелей СССР Александра Мясникяна и Саркиса Лукашина (Срабионяна), видныхвоеначальников — генерала-лейтенанта Галаджева (Геладжян), генерала-лейтенанта Владими­ра Тамручи, генерала-майора, профессора Христофора Михайловича Джелаухяна, героя гражданской войны, комбри­га Михаила Назаретянца, члена подпольной организации «Молодая гвардия» Майю Пегливанову, известного худож­ника Григория Ивановича Шилгтяна, художника, наставника и друга М. Сарьяна Амаяка Арцатпаняиа, талантливого скрипача, народного артиста Армянской ССР, лауреата Государственной премии СССР и Армянской ССРАветика Кар­повича Габриэляна, композитора, музыковеда, профессора, заслуженного деятеля искусств Армянской ССР Гаянэ Моисеевну Чеботарян, известного дирижера,профессора, заслуженного артиста Армянской ССР Аристакеса Григорье­вича Каспарова, одного из основателей армянского театра оперетты, народного артиста Армянской ССР Гайка Хрп-стофоровича Данзаса (Бионяна), известного литературове­да, члена-корреспондента Академии наук Армянской ССР Алексея Карповича Дживелегова, председателяобщества любителей драматического профессионального театра в На­хичеване Григория Чубарова, народного художника Армянской ССР Чубара Гукаса, поэта, писателя, педагога, музыканта Федора Сергеевича Готьяна, известного художни­ка Акима Карповича Ованесова, талантливого актера Московского театра сатиры Георгия Бароновича Тусузова, известного народного скрипача Мирона Георгиевича Хачумова, поэтов Людвига Дуряна, Леонида Григорьяна, Аршака Тер-Маркаряна, АшотаГарнакерьяна и многих, многих других видныхи знаменитых людей: актеров,писателей, ученых, врачей, поэтов и т. д.

На Дону жили и продолжают жить видные сыны армянского народа и России. Повторюсь, что всех перечис­лить просто невозможно. Для нынешнего поколения донских армян Россия стала их родиной и их судьба неразрывно связана с матушкой Русью. В 1988 году было создано культурно-просветительское общество «Нор-Нахичеван», которое занимается возрождением культуры, духовности, национальных традиций донских армян. И на этой основе способствует укреплению взаимопонимания и дружбы меж­ду всеми народами, проживающими на Дону. Общество бы­ло создано по инициативе заслуженного деятеля искусств России, профессора Ростовской государственной консерва­тории им. Рахманинова, руководителя ансамбля донских ар­мян «Ани» Крикора Дзероновича Хурдаяна, который с момента основания общества являлся его постоянным председателем.

Сама идея созданияармянского культурно-просветительского общества была поддержана русской интеллиген­цией. «Нор-Нахичеван» широко взаимодействует со всеми национальными культурно-просветительскимиобществами, которые существуют на Дону, и, конечно, особенно с казачеством. Уникальность донских армян заключается в том, что они уже почти тысячу лет с момента падения Ани живут за пределами своей исторической родины Армении. Постоянно скитаясь по свету, вбирая в себя культуры других народов и стран, донские армяне, несмотря ни на что, остались армянами, сохранили свою национальную веру, традиции. Конечно, за столько столетий многое изменилось. Много появилось различий в языке, в культуре Армении» донских армян. Армянский нахичеванский диалект во многом отличается от литературного языка, он вобрал в себя много татарских, русских, украинских слов. Да и язык армянский за эти тысячу лет изменился, как, впрочем, и любой язык мира. Донские армяне смогли сохранить свою самобытность, при этом взяв многое из других культур. Последние двести лет особенно сроднили донских армян с Россией, без которой они уже не видят своего будущего.

Материал заимствован из книги Георгия Багдыкова «Краткая история Донских Армян» с согласия автора.

Рейтинг@Mail.ru
ННД/ Нахичеванские вести/ Исторический экскурс/ Лица Нахичевани/ Разговорник/ Юмор / Магазин